Это бета-версия нового сайта Нового Времени. Присылайте свои замечания по адресу newsite@nv.ua

Смысл не в счастье, а в боли: три этапа взросления. Блог Марка Мэнсона

18 мартa, 12:11 3390
Цей матеріал також доступний українською

Фото: GaudiLab/Depositphotos

Взросление случается, когда человек осознает, что лучше любить и потерять, чем никогда не любить вообще

Шаг 1. Потерпите неудачу.

Если вы читаете этот текст, то, скорее всего, организовываете свою жизнь вокруг ценностей вроде наслаждения и боли, договоренностей и правил. И, вероятно, не мне вам объяснять, почему это приводит к проблемам, – ваша жизнь уже превратилась в бардак.

Но если объяснять нужно, то скажу коротко:

1.Ценности наслаждения/боли не подходят по той простой причине, что наслаждение и боль плохи для долгосрочного прогнозирования здоровья, роста и счастья. Предположим, понятно, что дотрагиваться до горячей плиты плохо и этого лучше не делать. Но как на счет обмана друга? Или раннего подъема на роботу? Или чего-то вроде отказа от наркотиков. Это лишь немногие из миллиона примеров, когда следование лишь за наслаждением/болью собьет вас с пути истинного.

2.Ценности договоренностей/правил сотрут доверие, интимность и любовь, необходимые для эмоционального и общего здоровья. Ведь, когда вы рассматриваете все отношения и действия лишь как средство, то будете искать скрытые мотивы во всем, что с вами происходит, и всем, что для вас делают.

Прежде, чем перерасти эти ценности, вы должны пережить их провал. Это значит не отрицать, что они не работают. Не избегать боли провала. Столкнуться с провалом и признать очевидное: вы налажали и необходимо все исправлять.

Шаг 2. Найдите личный интерес.

Люди, оперирующие детскими ценностями наслаждения/боли, основывают свою самооценку на том, в какой степени они испытывают эти самые боль или наслаждение. Поэтому, когда им хорошо, то они хорошего о себе мнения, а когда плохо, то и мнение о себе ухудшается. Поэтому когда такой человек терпит неудачу, то его первым объяснением будет что-то вроде: “Я кусок говна. Я ужасный человек. О чем я только думал?”

Это опасно. Вероятно, это лишь усугубит проблему. Ведь не вы являетесь проблемой. Проблема в том, что именно вы выбрали ценить, как именно решили воспринимать мир и принципы его функционирования. В удовольствии нет ничего плохого. Да и с болью может быть все в порядке. Лишь причина, по которой они случаются, может быть правильной или неверной.

Признание этой истины переводит вашу ценностную систему на более зрелый уровень – ведение переговоров. Вы налажали не потому, что причинили боль. Вы налажали, потому что причинили боль по плохой причине. Причина, по которой неэтично быть пьяным водителем не в том, что это приносит кому-то боль, а в том, что пьяный водитель по определению виновен. Это нечестная сделка.

Многие стараются исправить тех, кто страдает от компульсивных действий и застряли в ценностной системе удовольствия/боли, сразу приводя их во взрослую жизнь. Они хотят научить алкоголиков такой добродетели как честность. Хотят убедить нарушителей в важности щедрости и терпения.

Но это невозможно. Нельзя пропустить определенные этапы. Это все равно, что пропустить алгебру и сразу приступить к исчислениям. Нельзя превратиться из ребенка во взрослого, не побыв подростком.

Люди, застрявшие в компульсивном поведении, сначала должны научиться думать о вещах в терминах договора. Алкоголизм – это плохо не по той причине, что ваше тело является храмом и что вредить себе по определению неправильно. Это взрослые ценности.

Нет, алкоголизм – это плохо, так как плохой вариант распределения сил и средств. Это приносит людям боль. Людям, которые этого не заслужили. Людям, которых вы любите и которым хотите помочь. Это нарушает чужие планы. Это разрушает семьи, вредит финансам. Фактически, это как  променять целую гору на какую-то мошку.

Преступники и наркоманы часто преодолевают эти проблемы, фиксируясь на определенных договорных ценностях. Кому-то помогает религия. Но большинству, как правило, – близкие. Однажды я говорил с человеком, излечившимся от наркозависимости, который признался, что преодолеть проблему ему помогла дочь. На самого себя ему было плевать. Но мысль о потере возможности быть отцом при том, что дочь этого не заслуживала, поставила его на ноги и со временем отрезвила.

Наркоманы часто говорят о достижении дна. Самое дно – это место настолько разрушительное и настолько мучительное, что человек просто больше не может не признавать, что такое поведение разрушает его собственную жизнь и жизнь других. Только это сумасшедше болезненное осознание помогает наркоману прийти к договорной природе жизни. К тому, что сделанный им выбор имеет последствия – не только для его будущего, но и для других. И с этими последствиями нужно разбираться.

Мы выходим за рамки детских ценностей, когда осознаем собственный интерес и понимаем, что последствия наших действий лежат за пределами нашего непосредственного “я”.

Поэтому в исследованиях было обнаружено, что самый эффективный способ избавиться от вредной привычки – поторговаться за нее. Например: выпишите другу чек на $3 тыс. и разрешите его обналичить в случае, если выкурите хотя бы сигарету. Поразительно, насколько это эффективно. Создайте последствия для себя самого. Создайте ответственность.

Шаг 3. Будьте готовы умереть за что-то.

Хорошо освоившись с ценностями договора, вы превратитесь в нормально функционирующего человека. Но это не сделает вас зрелым, взрослым человеком. Вы все еще будете страдать от договорных, токсичных отношений и кризисов смыслов.

Главное отличие между подростком и взрослым в том, что подросток боится делать что-либо, если не чувствует уверенности в том, что получит что-то взамен:

  • Он не рискнет бросить работу, если не будет знать, что где-то в другом месте будет счастливей;
  • Он не признается кому-то в чувствах, если не будет уверен, что взамен получит удовлетворяющие его отношения;
  • Он не рискнет делиться идеями, не имея уверенности в том, что они будут одобрены.

Самоощущение подростка зависит о того, насколько хорошо он может сторговаться с миром. Если договориться не получается, то винить они будут себя. По этой причине, подростка до смерти пугают отказ или неудача. Для них это сродни смерти, ведь в таком случае все, чего они хотят от мира – весь смысл, все цели – будут отвергнуты.

К взрослости приводит готовность умереть. Взросление происходит, когда человек понимает, что единственный способ победить страдание – это стать неуязвимым для страданий. Взросление происходит, когда человек понимает, что лучше страдать по правильной причине, а не получать удовольствие вследствие причины неправильной. Взросление случается, когда человек осознает, что лучше любить и потерять, чем никогда не любить вообще.

  • Взрослый смотрит на перспективу смену карьеры и говорит: “Я лучше умру, чем буду тем зомби, который будто сомнамбула идет по собственной жизни”. И он увольняется.
  • Взрослый смотрит на человека, в которого влюблен и говорит: “Я лучше умру, чем скрою свои чувства”. И говорит о них.
  • Взрослый смотрит на свои идеи и говорит: “Лучше умереть, чем подавлять свой талант и потенциал”. А затем действует.

Взрослый принимает, что есть такие способы прожить жизнь, которые хуже смерти. Осознание этого помогает им решительно действовать вопреки собственному страху или стыду.

В своей книге “Тонкое искусство пофигизма” я пишу о многих травматических опытах своей подростковой жизни: распад семьи, болезненная социальная отверженность, потеря первых романтических отношений, смерть друга.

Из-за того, что в юном возрасте отношения приносили мне столько боли, большую часть ранней взрослой жизни я подходил к отношениям по одному алгоритму: изучал книги о людях и учился представлять им себя так, чтобы минимизировать отказы. Это позволило больше влиять на восприятие меня другими. Я искал секс, пытаясь компенсировать глубину эмоциональной боли поверхностными отношениями. Долгие годы дружбу я рассматривал утилитарно: я делаю это для кого-то, чтобы получить нечто взамен. Как только отношения причиняли мне боль, я находил способ от них избавиться.

Взрослый принимает, что есть такие способы прожить жизнь, которые хуже смерти

Долгое время в этом преуспевал. Я создал и сбежал из – буквально, на другой конец света – десятков отношений с хорошими людьми, многим из которых был действительно небезразличен, но которых не мог вынести в силу своей незрелости.

Но эскапизм был таким же болезненным решением, как и сама проблема. Единственное, что может быть больней, чем потерять значимые отношения, – это не иметь значимых отношений. Постепенно я начал осознавать, что смысл не в счастье, а в боли. Что так же, как усилия и вызовы в профессиональной жизни добавили моим достижениям смысла, так и готовность столкнуться с болью и дискомфортом давала смысл дружбе. А не сексуальность, волнение или удовлетворение.

Так что в зрелом возрасте 30 лет я, наконец, понял, что значит быть взрослым. Что это – возможность выбирать, какое удовольствие или какая боль того стоит, это любить безоговорочно, без осуждения и без стыда. Так что решил это отпраздновать. Я взял восемь самых близких друзей и рванул в Лас-Вегас, где пропил $1 тыс. за ночь. И это было прекрасно.

Перевод НВ 

Публикуется с разрешения автора. Полную версию колонки читайте на markmanson.net. Републикация полной версии текста запрещена

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Больше блогов здесь