Страхи и надежды. Три фильма о мигрантах, которые стоит посмотреть

11 июня, 19:53
Цей матеріал також доступний українською
Страхи и надежды. Три фильма о мигрантах, которые стоит посмотреть - фото

IMDb

кадр из фильма Аки Каурисмяки По ту сторону надежды

Маленький человек на сегодня является главным киногероем 21 века

21 век преисполнен историями мигрантов. Часто эти истории становились основой для известных кинофильмов. Я остановлюсь на трех из них. На тех, которые запомнились, и о которых хочется рассказать.

В фильме Аки Каурисмяки По ту сторону надежды нет полутонов. Все очень просто — вот плохой парень, вот хороший. Но миру, нарисованному режиссером, все равно веришь. Разве нет беженцев из Сирии? Разве нет нетерпимости у отдельных европейцев к мигрантам с востока? Все это есть, и Каурисмяки, получивший за эту ленту Серебряного медведя за лучшую режиссуру на Берлинском кинофестивале в 2017 году, ни капли не фантазирует.

кадр из фильма Аки Каурисмяки По ту сторону надежды
кадр из фильма Аки Каурисмяки По ту сторону надежды / Фото: IMDb

Почти все истории беженцев — печальные истории. Но финский режиссер даже такие сюжеты наполняет юмором. И если бы я смотрел По ту сторону надежды в кинотеатре, то смеялся бы чаще и громче.

Сменить место жительства легче, чем изменить себя

Авторы историй о мигрантах сходятся в одном — финалы должны быть счастливыми. Каурисямяки в конце фильма оставляет главного героя раненым. Но по его блаженной улыбке понимаешь, что все кончится хорошо. А заводной саундтрек и вовсе разбивает сомнения.

О детях мигрантов рассказывает картина Лорана Канте Класс — этот фильм был номинирован на Оскар и получил Золотую пальмовую ветвь в Каннах в 2008 году. Если не знаешь, о чем думает взрослый, послушай его ребенка. Режиссер предлагает два часа диалогов, минимум действия и максимальное погружение в атмосферу французской пригородной школы. Мамы учеников здесь не знают языка страны, в которую приехали, ученики четко обозначают свое африканское происхождение и неприятие всего французского. Местные — только учителя.

Я сам когда-то девять лет проработал в школе и тоже со старшеклассниками. Во время просмотра ловил себя на том, что размахиваю руками так, будто что-то объясняю этим детям на уроке. Подвижная камера создает стойкое ощущение, что сидишь где-то за третьей партой и становишься свидетелем еще одного конфликта. Хотя переселенцы — это не всегда конфликт, переселенцы — это всегда история прощения. Принять нового человека — значит простить его. И местные жители не должны успокаиваться, если нашли в себе силы принять беженцев. Все не так просто — теперь дождитесь, чтобы приняли вас. И для начала хотя бы захотели изучить ваш язык.

кадр из фильма Лорана Канте Класс
кадр из фильма Лорана Канте Класс / Фото: IMDb

Фильм Соблазнитель уже вряд ли покажут в Украине. В США его прокат закончился в январе 2019-го, и фурора эта киноистория не вызвала. Но я как раз падок на такие фильмы. Нешумные и неспешные. Режиссер Милада Аламе рассказал нам историю человека. Обычного человека. Маленького человека. Но что-то мне подсказывает — маленький человек и является на сегодня главным киногероем 21 века.

Первая мысль, когда начинаешь смотреть Соблазнителя: это же Дипан Жака Одиара! Главный герой тоже — выходец с Востока, оказывается в сытой Европе, ищет себе место в новом незнакомом обществе. Краткий обзор Дипана я уже делал. Чтобы не повторяться, поговорим, чем вышеупомянутые киноработы отличаются.

Первое: герой Одиара приезжает в Европу с семьей, пусть и ненастоящей. Герой Соблазнителя — намеренно оставляет семью в Иране. Второе и самое главное: Дипан с самого начала — человек, у которого есть совесть и есть ответственность, он уже пострадал и заслуживает хорошую жизнь. В Соблазнителе же главный персонаж только в финале истории начинает понимать, какая ответственность лежит на нем.

кадр из фильма Милада Аламе Соблазнитель
кадр из фильма Милада Аламе Соблазнитель / Фото: IMDb

Но еще важнее третье: Дипан остается в Европе, а Исмаил — главный герой Соблазнителя — возвращается на родину. Он не знает, чего хочет от жизни. В барах Дании хорошо, на твою восточную внешность обращают внимание северные женщины. Ты достаточно тактичен, чтобы нравиться европейкам. Ты знаешь их язык. Но чувствовать себя мужчиной ты сможешь там, где лежит зона твоей мужской ответственности. По-другому не будет. Человек, который ни за что не отвечает, отторгается самой природой. В конце концов главного героя просто бьют на ночной датской улице. Хочешь свободы — лишай себя выбора. Это и есть путь человека — возложить на себя священный долг. Неважно, перед кем — перед Родиной, перед семьей, перед делом всей жизни. Если забыл об этом, судьба тебя быстро вернет на твой путь.

На новое место мы перевозим свои страхи, грехи, скрытые желания и надежды, что переезд очистит нас и мы сможем начать с нуля. Но это как перевезти свои чайник и чай в надежде, что на новом месте чай окажется вкуснее. Сменить место жительства легче, чем изменить себя. И мы часто выбираем простой путь. Не понимая, что же делаем не так, если жизнь и дальше не складывается. Исмаил все же возвращается в Иран. И, скорее всего, он уже готов купить новый чайник и заваривать в нем совсем другой чай.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Больше блогов здесь

Журнал НВ (№ 21)

Парламентские списки

Благодаря двум новым политсилам парламент ждет беспрецедентное в истории Украины обновление

Читать журнал