Пять книг, которые вас удивят

22 декабря 2017, 14:30 410
Цей матеріал також доступний українською
Пять книг, которые вас удивят  - фото

Кадр из фильма

Рассел Кроу в экранизации книги Блестящий ум

Удивление - от сюжета или образа героя - конечно, не единственное, чем может привлечь та или иная книга, но именно оно дает толчок к настоящему интересу

Авторы этого обзора пишут, казалось бы, об известных вещах - любви, одиночестве, милосердии - но все вместе это складывается в роман с эпохой, в которой ее герои были очень современными, молодыми, искренними.

Украинский писатель Игорь Бондарь-Терещенко собрал для НВ STYLE пять книг, которые обязательно вас удивят.

Гіларі Мантелл. Вулфголл. - Х.: Фабула, 2017

Самое удивительное в этом эпохальном романе - то, как реалистично показан период в жизни человека, вошедшего в историю как хитрый политик, мужественный полководец, верный подданный короля. Итак, речь о Томасе Кромвеле, выдающемся английском деятеле ХVІІ века, который вытащил страну из мрака гражданской войны, в котором она оказалась, всегда верно служа своему монарху, а также выиграв, как стратег, ряд политических и военных баталий. Но поражает при том, что причиной такой верности идеалам Родины могут быть не нравственные принципы (подкуп, лесть - вот те «дипломатические» рычаги, которые использует герой романа), а психологическая травма детства.

Отец-тиран, который бил и издевался над ребенком, неожиданно оказался тем человеком, который способствовал ее дальнейшему становлению, которое началось с побега из дома. «Невже десь на світі є люди, що не б’ють своїх дітей? - задумывается юный Кромвель. - Йому вперше легшає на душі; він думає: є інші місця, кращі». Хотя на самом деле это замечательный исторический роман, и удивлений в нем не меньше, чем синяков на теле будущего политического гения в юности.

Сильвія Назар. Блискучий розум. - Х.: Клуб Семейного Досуга, 2017

Самое удивительное в этой интеллектуальной биографии выдающегося ученого и Нобелевского лауреата, которого в экранизации книги сыграл Рассел Кроу, даже не сложный творческий путь героя романа. И не титаническая работа, проделанная ее автором, обработавшей сотни архивных документов, писем, интервью. Удивляет то, как психически неуравновешенный человек, гений математики и известный ученый, который, тем не менее, переводил деньги на борьбу с пришельцами, разговаривал с белками и вкладывал в письма корешки от проездных билетов, находил в себе силы любить семью - жену, мать.

И как иногда всем было трудно с человеком, который был гением, но в этих краях это называют скорее шизофренией. «Спочатку ми думали, що тридцять днів у Лікарні Мак-Ліна вправлять йому мізки, - надеются в романе. - Тоді ми дізналися, що нема короткострокової відповіді. Ми були стурбовані тим, що Джонова хвороба забере значну частину материного капіталу, з якого - нам здавалося - годі оплатити приватну лікарню».

Борис Марковский. Я напишу еще одну строку... - К.: Каяла, СПб.: Алетейя, 2017

Автор этого сборника новых стихов, прозы, переводов, а также стихов и переводов предыдущих лет, тем не менее, целостная личность. Круг интересов у него с момента уезда из Киева в Германию в 1991 году, кажется, не изменился - в первую очередь это Осип Мандельштам, а затем, как логическое продолжение темы - Рильке, Тракль, Целан, Гессе, которых он переводил. Общая тема пока - это внутренняя свобода, или, если говорить в категориях социума, из которого выехал поэт - «внутренняя эмиграция», лелеемая даже на чужбине. Там появляется достаточно времени, чтобы, во-первых, понять, «о как мне всех вас не хватает,/друзья далекие мои!», А во-вторых, более плодотворно имитировать активную жизнедеятельность. «Я тоже по спешному делу иду, / листая дома и кварталы, по важному, / спешному делу, по делу, по делу, по делу…» И тогда уже начинается сплошной упомянутый Мандельштам, согласно которому, как известно, появляется желание «Взять за руку кого-нибудь: будь ласков, / Сказать ему: нам по пути с тобой».

Неудивительно, что мемуарная проза автора полна тоскливых метафор, реминисценций, выдержек из общепоэтического опыта одиночества, беспризорности, горькой вольницы. «- Осип Эмильевич, куда вы? - Милый Рюрик, если бы у меня был дом, я сказал бы, что иду домой. - Но вы же где-то ночуете? Мандельштам: - Иметь крышу над головой не означает, что ты имеешь дом». Поэтому судьба каждого настоящего поэта, как ни странно, скрытая в прозаично-саркастической максиме о том, что «надо бежать, но не знаю, куда». Кажется, ответ на этот незаданный из-за профессиональной гордости вопрос можно найти в этой эпохальной сборке киевского поэта.

Катерина Калитко. Земля Загублених, або Маленькі страшні казки. – Л.: Видавництво Старого Лева, 2017

Удивляет в этой подборке рассказов, конечно, не то, что она получила премию Книга года ВВС-2017, и не то, что написала ее поэтесса. Во-первых, прозой поэта сегодня сейчас уже никого не удивишь, во-вторых, жюри премии так же можно понять. Однообразная обойма имен в современной литературе требует, чтобы ее время от времени перезагружали, впуская молодых. Вместо этого удивляет то, как неприкаянность героев этих рассказов - писарь инвалид, девочка, которая изображает из себя парня - совпадает с настроениями в обществе, литературной тусовке, в частности.

Кроме того, описанное время перманентной войны - сложное, неуютное, жестокое - в котором все из-за жизненных обстоятельств разобщены, человеческое общение теряет смысл, ближние разучились любить друг друга. И разве что вера может объединить героев, жизнь которых проходит в этом сборнике то в Украине, то на Гоа. В одном из них «щодня під вікном, йдучи провідати Діву Марію Сніжну, проходила молода і глибоко вагітна жінка», во втором священник «підняв ікону високо в повітря і всі людські погляди піднялися за нею», а «околиця в єдиному імпульсі стиснулася міцно, ніби кулак, і обернулася на дзвінку тишу». Зато сам сборник, как видим, добился более широкой огласки.

Олег Лишега. Laterna Magica: немонтоване кіно. – Брустурів: Дискурус, 2017

Казалось, автор и герой этой необычной книги, не так давно уйдя в небытие, уже не должен удивлять своим стилем жизни и поведением, достойным Григория Сковороды, но в этот раз также получилась настоящая диковинка. Дружеская компания во главе с поэтом спустилась в подземелье в славном городе Льва, чтобы поговорить о времени и литературе. Свечи, яблоки, вино, на улице 2004 год. Оформление режиссером Дарьей Ткач в стиле кино-прозы, которую практиковали авангардисты 1920-х и продолжил в шестидесятых Драч с Винграновским. Поэтому главный здесь Олег Лышега, который разговаривает с поэтом Богданом Смоляком, и к которому, тем не менее, подошли бы строки Лины Костенко из ее стихотворения Незнятий кадр незіграної ролі: «Його в обличчя знали вже мільйони. / Екран приносить славу світову. / Чекали зйомки, зали, павільйони,— чекало все! / Іван косив траву

Вот и здесь, в львовском подземелье, где происходит поэтически-артистический перформанс, зафиксированный на камеру и расписанный в комментариях и ремарках, стоит гроб, который пробил покойник, чтобы выбраться наружу. И звучит символическое стихотворение Бейся головой об лед. Символ христианства - рыба - в этот раз снова упоминается в разговоре, поэтому уместно будет отметить, что герой повествования, бородатый и мудрый поэт Лышега всегда был окружен этой «рыбной» символикой, выйдя в очередной раз «из росы и воды» к читателю на поиски прошлого, в котором он, как живой.

Следите за самыми интересными новостями из раздела НВ STYLE в Facebook

Читайте новый номер журнала НВ

Подписывайтесь на журнал НВ и читайте свежий номер прямо сейчас. Все подписчики также получают доступ к архивным выпускам журнала. Стоимость подписки на три месяца всего 59 гривен.

Подписаться и читать журнал