Украинский кинобизнес - это пубертатный период, прыщики и гормональные бури. Интервью с Сергеем Созановским

12 февраля, 08:20
Цей матеріал також доступний українською
Украинский кинобизнес - это пубертатный период, прыщики и гормональные бури. Интервью с Сергеем Созановским - фото

FILM.UA

"Поймите правильно: я не против критики, я за. Но я против непрофессиональной критики"

НВ поговорило с основателем крупнейшей киностудии в Восточной Европе FILM.UA Сергеем Созановским. 

Сергей Созановский приложил руку к самым кассовым за последние годы фильмам в украинском прокате - Викрадена принцеса и Скажене весілля. Созданная им компания за 17 лет стала крупнейшей киностудией в Восточной Европе. FILM.UA - копродюсер фильма Гарет Джонс [в мировом прокате - Mr. Jones - ред.] о Голодоморе в Украине режиссера Агнешки Холланд, который показали в основном конкурсе Берлинале 10 февраля.  

За несколько дней до то, как в Берлине состоялась всемирная премьера картины,  НВ встретилось с Созановским, чтобы поговорить обо всем , но в первую очередь о национальном кинобизнесе, о том, стоит ли снимать кино, которое не заработает в прокате всех денег, чего хочет украинский зритель, о влиянии выборов на производство кино, о новых проектах и даже о крамольных вещах.  


- Прокатное кино - это все-таки для продакшн-компании бизнес или дорогая статусная игрушка? 

- Безусловно, это бизнес, как и все, чем мы занимаемся. Миллион с лишним проданных билетов в Украине за 2018 год, четыре с копейками миллиона долларов, которые собрали наши три крайних релиза, прокат мультфильма Викрадена принцеса [Украденная принцесса - ред.] в 50-ти странах - все это,  совершенно очевидно, бизнес. Бизнес непростой. Бизнес, который только начинает развиваться. Бизнес, правила которого только определяются. Но бизнес, в который уже верят и вкладываются инвесторы. Одно из самых больших достижений, которых мы добились за последние два года и которым мы очень гордимся, это то, что  мы показали, в том числе и национальному бизнесу , не связанному с кино, что сюда можно инвестировать. Еще три года назад это в принципе невозможно было себе представить. И очень  хотелось бы, чтобы наши подходы разделяли иные участники процесса. 


-  Вы имеете в виду подходы к кинопродакшну как к бизнесу? 

- Именно. Меня расстраивает целый ряд вещей. Во-первых,  наша привычка перекладывать друг на друга ответственность. Во всем виноваты сценаристы, режиссеры, продюсеры, государство и так далее - в зависимости от точки зрения. А нужно нам совсем другое: формировать индустриальные правила игры и не нужно ничего придумывать, все уже придумано до нас и уже работает. 

Например, система сообщающихся сосудов, когда успешное зрительское кино становится основой для успешного авторского, фестивального кино. Мы это уже прошли и изучили на своем сериальном опыте. Сейчас мы снимаем целую линейку длинных сериалов, которые нам позволяют заработать, а до этого мы много лет делали программу Судебные дела. И я, как практикующий в прошлом адвокат, дико страдал, понимая, что мы показываем нашему зрителю. Но часть доходов и индустриального опыта, приобретенных на этом коммерческом простом понятном продукте мы переносили в абсолютно нестандартные вещи. Например,  предоставили Марине Вроде нашу технику и другие возможности - и ее короткометражка Кросс победила в Каннах. 

"Успешное зрительское кино становится основой для успешного авторского, фестивального кино". На фото - Сергей Созановский и Потап на съемках Скаженого весiлля
"Успешное зрительское кино становится основой для успешного авторского, фестивального кино". На фото - Сергей Созановский и Потап на съемках Скаженого весiлля / Фото: FILM.UA

Во-вторых,  меня дико смущает, когда некоторые продюсеры говорят: “ну, нет у нас кинотеатров, ну, не привык зритель ходить на национальное кино, а сети сопротивляются появлению национальных фильмов".  Это тоже не так, и эти стереотипы мы пытаемся разрушать. Когда продюсер не очень успешного фильма говорит: «В стране нет нормальных команд, которые делают хорошие спецэффекты», это тоже неправда.


- То есть вы хотите сказать, что в какой-то мере некоторые игроки кинобизнеса  занимаются разрушением кинопроцесса изнутри? 

- Абсолютно верно.  Человек, которого я процитировал,  является членом Европейской киноакадемии. Я не исключаю, что, возможно, его интервью прочитает кто-то из зарубежных коллег и решит, что в Украине VFX (визуальные эффекты) нет. Это неправда, потому что там наши ребята делают удивительные вещи для дорогущих индийских, китайских блокбастеров, да и  для наших фильмов. 

Поймите правильно: я не против критики, я за. Но я против непрофессиональной критики.  «Нравится-не нравится» - это субъективное вещи, и если кому-то не понравилось Скажене Весiлля или Принцесса - я понимаю. Но когда  человек включает знатока индустрии, и рассуждая отбилась принцесса или нет, говорит: "Я знаю, кино продается на территорию Х за 10 долларов, ну, максимум за 20», - у нас  это вызывает улыбку, потому что правда на порядок другая. Тот же Китай заплатил колоссальные деньги за права на прокат Принцессы. 

И, возможно, сейчас произнесу сумасшедшую, крамольную вещь. Если профессиональный человек, тем более, на стадии  развития нашей индустрии занимается играми с бюджетом, но выдает результат, это лучше, чем тот непрофессионализм, с которым мы регулярно сталкиваемся. Потому что непрофессионализм - страшная вещь и именно она раздражает больше всего нашу команду. Мы очень любим то, что делаем, и Троещина - наш дом родной [FILM.UA расположена на Троещине - ред.]


- Вы главные популяризаторы Троещины в городе, в стране и вообще во Вселенной. 

- Это правда…   И нам очень больно слышать, что все напрасно и ничего не работает. Все, что нужно для успеха кино, в Украине есть. Просто нужно сложить пазл. И когда эту истину поймет более количество людей, страна сделает гиперпрыжок в индустрии. Четко и очевидно. 


-  Хочу продолжить тему кино как бизнеса.  Бокс-офисы прошлого года демонстрируют,  что одна из немногих оправданных инвестиций - это комедия и, пожалуй, еще мультфильмы. Стоит ли вообще снимать все остальное?

- Безусловно, стоит и мы это делаем. Одним из наших первых экспериментов был кинотеатральный показ концерта Океана Эльзы на Олимпийском. Наша линейка 20018-2019 года - это исторический экшн Захар Беркут, исторический триллер Гарет  Джонс, это комедия Скажене весілля- 2, это спортивная драма Пульс, это фентези Полина - совершенно разные жанры. 

"Каждую неделю я просматриваю бокс-офисы по разным странам и регионам"
"Каждую неделю я просматриваю бокс-офисы по разным странам и регионам" / Фото: FILM.UA

Мы экспериментируем, потому что уверены: если  кино сделано качественно и вызывает у зрителя эмоцию, будет работать любой жанр, от хоррора до тяжелой исторический драмы. Это работает во всем мире,  не только в Украине. 

Знаете, у меня есть привычка: каждую неделю я просматриваю  бокс-офисы по разным странам и регионам. Для меня было великим удивлением узнать, что, например, Холодная война [историческая драма Павла Павликовского, получившая несколько призов в Каннах в 2018 году и выдвинутая Польшей на Оскар - ред. ] очень неплохо собирала почти во всех странах, где она выходила. В Колумбии, в Коста-Рике, казалось бы, где тема фильма не очень близкая,  она собирает неплохие цифры.  И это показатель успеха. 

Знаете, кстати, какой второй фильм после Скаженого Весiлля по объему средств, которые были возвращены Госкино? Племя [картина украинского режиссера Мирослава Слабошпицкого 2014 года, которая получила огромное число наград на самых престижных международных фестивалях - ред]. Потому что фестивальный успех увеличивает объем проката. И пусть это не выдающиеся результаты, которые, безусловно, несравнимы с развлекаловкой и голливудскими блокбастерами, но это постоянная неплохая копеечка. 


- Вы начали говорить о о фестивальном кино, о Племени, о Холодной войне, которую в украинском прокате посмотрело не очень большое число зрителей. Скажите, вам вообще не стыдно за зрителя, который любит какие-то совершенно незамысловатые комеди, а умное авторское кино, по большому счету, просто не работает? И не только украинское - мировое тоже. И то, что случилось с Холодной войной в украинском прокате, подтверждает это. 

- Всему свое время. Я думаю, что хорошие показатели авторского фестивального кино впереди. Сначала зритель должен, если мы говорим о национальном кинематографе, просто пойти в кино, понять, что оно существует. 

Пусть простоватое и в чем-то примитивное, но он должен в него поверить. И этого зрителя должны увидеть кинотеатральные сети. Люди, которые работают в сетях, это такие же жители и граждане Украины со всеми нашими плюсами и минусами.


- Те люди, которые отбирают фильмы для проката в кинотеатры?

- Да. И главный минус -  некая боязнь чего-то нового, боязнь ставить себе какие-то высокие цели и пытаться этих вершин достигать. Но с этой проблемой можно и нужно бороться. Должен быть баланс, как когда-то с десятиной, когда ты отдаешь если не деньгами, то вниманием, если не вниманием, то попытаться объяснить, почему это хорошо. Вот, например, создавая Украденную принцессу, параллельно мы шестой год поддерживаем фестиваль совершенно некоммерческой анимации Линолеум.  Потому что индустрия - это не закрытый на зиппер карман, это сообщающиеся сосуды. Мир придумал это все давным-давно.. 

Сергей Созановский с женой Ириной Костюк
Сергей Созановский с женой Ириной Костюк / Фото: FILM.UA


- Чего хочет украинский зритель по версии Сергея Созановского?  

- Он хочет понятной, доброй, простой, позитивной истории, в результате которой он выйдет из кинотеатра и  скажет: "Ну, в принципе жизнь хороша, жить хорошо и можно". Сейчас время простых и добрых историй. А время для суровых драм наступит чуть позже. Когда в стране все будет хорошо. 


- Вы как раз  заговорили о том, о чем я собиралась спросить у вас чуть позже, но спрошу сейчас. Насколько вообще политическая ситуация, я имею в виду выборы в таких невообразимых количествах и все остальное, что происходит в стране, насколько это влияет на кинобизнес?

- Безусловно, влияет. Во-первых, вернемся в начало: кино - это бизнес. И любая нестабильность, понижение инвестиционных рейтингов, грядущая смена правительства, возможно, курса и так далее влияет на приход инвестиций в индустрию.  

Первая угроза - это вопрос инвестиционный. Вторая угроза - мы долго выстраивали систему встраивания национального законодательства в европейское законодательство, связанного с регулированием киноиндустрии. Это система cash rebate и всех прочих историй, с этим связанных [cash rebate – возврат части денег, потраченных иностранными компаниями на съемки в Украине, из государственного бюджета  - ред.].

К сожалению, как мне кажется сейчас, реализовать эту историю практически будет невозможно. Опять-таки из-за того, что грядут выборы. Что это означает? Это означает несколько вещей. Мы становимся неконкурентоспособными даже с нашими "низкими" ценами так называемыми. И съемочные группы уезжают в Польшу, где 30% cash rebate, Мальта далеко, но там 40%, в Прибалтику. 

Последняя вещь, которая меня поразила, Прибалтика и Финляндия запускают на четыре территории совместную систему cash rebate, которая одинаково действует на территории всех четырех стран. Показатель - проект Чернобыль HBO, который должен был сниматься здесь, в Украине, бюджет проекта 100 с лишним миллионов евро. И приехали на недельку, но снимать уехали в Прибалтику. Естественно, все деньги оставили там. Имея отличный старт, имея великолепных местных локальных продюсеров, но увы, для любого западного продюсера история cash rebate - это даже не столько заработок, это показатель инвестиционной привлекательности и неких гарантий государства в сторону того, что государству интересно такое направление, как киноиндустрия. 


- Именно как производственная площадка каких угодно фильмов?  

- Конечно, абсолютно верно. Не хочу в 783-ий раз повторяться, это огромное количество рабочих мест, это гостиницы, это рестораны, это локации, и это нереальное промо страны. Потому что когда звезды первой величины тихо бродят по улицам твоего города и делают селфи, весь мир аплодирует.

Есть еще миллион всяких факторов, как то, понятно, что если говорить о промо и маркетинге кино, понятно, что он будет осложнен до конца года тем, что отовсюду льется политическая реклама в огромном количестве, и место для продвижения продукта будет достаточно ограничено. А еще всегда есть вероятность, что тот или иной кинопроект захотят использовать в качестве дополнительной политической аргументации.


-  Ну да, в Украине во время предвыборной кампании палку или спичку сгоревшую можно использовать как политический инструмент.

- Да. То есть те факторы, которые в той или иной степени коснутся любого бизнеса. Просто, к сожалению или к счастью, кино на виду, оно заметно, и это всегда хочется попытаться приватизировать. 


- Вы неоднократно произнесли словосочетание "украинская киноиндустрия". Существует ли она на самом деле? Если да, то на какой стадии развития находится? Неолит, Палеолит, Ледниковый период, Рождество Христово или Средние века, Возрождение - где она сейчас?

- Я бы классификацию чуть-чуть поменял, я бы сравнил ее с жизненным циклом человека. Это, наверное, такой четырнадцатилетний парень или девушка, тут уже я за гендерное равенство и прочие всякие вещи. Это, возможно, знаете...


- Пубертатный период?

- Да. Это легкие прыщики на лице, это, возможно, немытая голова, это, возможно, гормональные бури...


Сергей Созановский и Юрий Горбунов на вечеринке FILM.ua во время Одесского международного кинофестиваля
Сергей Созановский и Юрий Горбунов на вечеринке FILM.ua во время Одесского международного кинофестиваля / Фото: FILM.UA

-  Первый секс. 

- Отлично, первый алкоголь. А с другой стороны это фонарик под одеялом и книжка, которая читается впервые втайне от родителей. То есть это многие вещи, которые происходят впервые в жизни человека, как хорошие, так и плохие. Это период первого опыта, это период выработки первичных "киноинстинктов", назовем это так. "Обжегся" прокатом.


-  Впервые попробовал прокат.

-  Да-да. Абсолютно точно. Но это уже достаточно взрослая личность.


- Осознанная.

- Осознанная личность, да, которая мечтает, которая переполнена романтизмом, и которая хочет перевернуть и изменить мир. Вот, если проводить какие-то параллели. Поэтому у нее большое будущее. 


- Еще очень хочу поговорить, естественно, о фильме Гарет Джонс. Как вообще получилось, что вы ввязались в этот проект? То есть это имиджевая история, это осознанная инвестиция, что это было? Как это произошло?

- Знаете, это миллион факторов. Какое-то первое касание происходило года три или четыре назад. Мы тогда активно занимались историей под названием Кинокраїна, изменением законодательства, привозом сюда иностранных групп и т.д. 

Я думаю, что больше, чем три года. И где-то, я уже не помню, где, на каком-то новостном ресурсе, причем не украинском, а на международном, я прочитал, что в Польше запускается проект о трагическом периоде в жизни Украины, и под это выделяются государственные деньги.


- В Польше?

- Да. И я так для себя подумал, что-то не так в этой схеме. Польша... При всем непростом отношении между нашими странами, народами и так далее это происходит, кто-то там на это решился, а у нас об этом мало кто знает. 

Я перекинул эту информацию продюсеру Егору Олесову и попросил его попытаться найти людей, которые занимаются этим проектом. Он их нашел с помощью компании МРМ, состоялось первое касание, и после этого все начало складываться. 

Мы убедили наших чиновников от кинематографа и людей, которые им интересуются, что, наверное, неправильно, если наша страна не ответит каким-то участием в этом большом проекте. 

А дальше все стало складываться как-то так очень хорошо. Дальше Агнешка Холланд, а это все же знаки. Агнешка Холланд -  Карточный домик, Война и мир, МакМафия - Джеймс Нортон, Корона - Ванесса Кирби. И как-то все так это закрутилось, смешалось.


-  В итоге украинская компания - копродюсер фильма с мировыми звездами первой величины.

- И это еще один из показателей, что невозможное возможно. Возможно, чтобы мега-режиссер приехал в эту страну и снимал свое кино здесь. А прекрасный Джеймс Нортон сидел в мороз на дереве несколько часов. А снега выпало столько, что когда пришло время съемок  в Харькове, руководители города, всем известные, сказали: "Какие съемки? Нам нужно город чистить!".

Места сейчас под солнцем хватит всем
Места сейчас под солнцем хватит всем / Фото: FILM.UA

Вы себе не представляете, что мне пришлось сделать, на кого выйти и какими способами, чтобы все-таки съемки разрешили. Это тоже достижение. Нет, безусловно, получить медвежонка ...


- Хочется?

- Да, получить медвежонка [Золотой медведь - главный приз Берлинского международного кинофестиваля- ред.] хотелось бы, но честно говоря, для меня больший драйв и кайф, что проект а) состоялся, б) что произошло это ни где-то там далеко в горах не у нас, а здесь, на этой территории.  На этой территории были потрачены не только государственные национальные деньги, но и деньги польские, английские. Что Агнешка Холланд, что Джеймс Нортон, что Ванесса Кирби, приехав сюда, увидели людей, сказали: "Здесь все нормально. Здесь хороший стафф, здесь нормальные люди, с которыми можно работать". И это говорит о потенциале страны.


- А когда будет украинский прокат Гарета Джонса?

- В этом году. Мы, конечно, очень сильно опасаемся. Это тяжелая тема. Мы сейчас очень активно думаем над тем, как эту историю осовременить, и как эту историю увести от исключительно трагической составляющей. Может быть, не увести, но дать некую параллель, благодаря которой показать, что происходило. И одна из идей, которая нам очень нравится, это история под названием "антифейк". Ведь чем занимался Гарет Джонс? Он занимался борьбой против фейков вот тогда [Гарет Джонс первым рассказал Западу правду о Голодоморе, развенчивая сталинские фейки- ред.]. 

Наши дни - это время фейков: время фейков в политике, время фейков в кино, время фейков в медиа и в экономике. Эта тема нам очень близка. И мы очень хотим найти ту "педальку" или ту "струну", которая срезонирует и все-таки заставит потенциального зрителя задуматься и купить билет.. Не только красота будущего Джеймса Бонда, не только имя режиссера Карточного домика, а еще что-то.  


- Почему вы снова не подали ни один из ваших фильмов на кинопремию Золота Дзига?

-  Скажем так, наши представления о правилах, процедурах и регламенте проведения премий расходятся с ее инициаторами и организаторами. Как только нам удастся прийти к единому пониманию условия регламента и членства в Академии, я думаю, мы там будем активно участвовать. Какие-то шаги мы сделаем. Да, действительно там наш Егор Олесов стал членом правления. Но я думаю, что даже в этом году там будет несколько скандалов. 

У меня нет моего личностного отношения негативного к этой премии, просто хочется, чтобы это была настоящая премия, которой можно было бы действительно гордиться, а не от безысходности говорить: "Ну, у нас же другого нет, поэтому давайте так, а не иначе».


- Про Берлинале поговорили, про Дзигу поговорили, а что по Оскару? 

- Меня сейчас закидают камнями, но мне не понравилась Зеленая книга. Я не в восторге, что-то срезонировало в Роме, и есть там что-то. Не знаю, что. Или дух эпохи, мне нравятся 60-е, 2000-е, вот этот период - большие странные машины, пляжи, отношения в семье, какие-то такие вещи. Но из нынешних номинантов на Оскар, я даже не знаю, опять-таки убьют же... Ну, ладно. А, может, наоборот скажут, что я гениален. Нынешний Оскар и нынешняя Дзыга как никогда близки. 


- Мы сегодня много говорили об экспериментах, какие из  них хочется воплотить в реальности? 

- Мы хотим попробовать снимать кино в разных жанрах. У нас есть, например, мысли попробовать сделать Ла-Ла Ленд  - местный национальный. И называться он будет Червона рута , потому что материал фантастический, это нереальная музыка, прекрасные лица, актеры, это кайф, это истинная эпоха Возрождения. Очень хочется добавить цвета, драйва в гениальную  черно-белую историю.


- Крутая новость на самом деле.    

- Очень хочется, чтобы люди в кинотеатре пели, выходили и пели опять. И пришли туда с дедушкой, который это видел много лет назад, и привели своего ребенка, который понимает что-то: я живу в той стране, где работают удивительные люди, создаются классные проекты, ими можно гордиться. 

Кстати, возвращаясь к бизнесу. Да, кино - это бизнес, который дает возможность делать  людей счастливыми, экспериментировать, быть первым.  Если бы я был жестким и прагматичным бизнесменом, я бы этим не занимался - делал бы газовые контракты и т.п. Но впервые газовый контракт ты не заключишь. А вот в кинобизнесе много делается впервые. Впервые сняли мульт. Впервые собрали бокс-офис. Впервые экранизировали классика. И можно бесконечно продолжать. Места сейчас под солнцем хватит всем. Давайте будем "непростым подростком", такой командой мечтателей, которая перепрыгнет или разрушит стену. И  всем нам будет счастье.  

Журнал НВ (№ 21)

Парламентские списки

Благодаря двум новым политсилам парламент ждет беспрецедентное в истории Украины обновление

Читать журнал