Лай собак вдалеке. Интервью с командой фильма о войне на востоке Украины, который претендует на Оскар

17 февраля, 14:04 2345
Цей матеріал також доступний українською
Лай собак вдалеке. Интервью с командой фильма о войне на востоке Украины, который претендует на Оскар - фото

@Пресс-служба фильма

Кадр из фильма Лай собак вдалеке

Документальный фильм Лай собак вдалеке о событиях на Востоке Украины датского режиссера Симона Леренга Вильмонта вошел в шорт-лист кинопремии Оскар.

Фильм собрал награды более двух десятков кинофестивалей мира - в Нидерландах, Германии, Норвегии, Швеции, Греции, США, Испании, а также получил номинация Лучший документальный фильм по версии Европейской киноакадемии. Интересно, что события в фильме не только непосредственно касаются Украины. Он снимался в селе Гнутово Донецкой области и рассказывает о событиях на востоке Украины глазами 10-летнего мальчика. Над фильмом работали украинцы - журналист и ассистент режиссера Азад Сафаров и журналистка и ассистентка продюсера Эльвина Сеитбуллаева. В интервью Радио НВ они рассказали, как создавался фильм, о главном герое и его бабушку и об их мировоззрении, датском режиссере и его впечатлениях от войны на востоке Украины, впечатления европейских и американских зрителей от фильма.

Почему датский режиссер решил снимать в Украине да еще и на такую очень жесткую тему?

Азад Сафаров: Дело в том, что его специализация - фильмы о детях. Но если раньше он снимал фильмы о внутренних проблемах детей, которые растут в благополучии в Германии, Японии, то сейчас он захотел отойти от своего стиля и показать ребенка, который растет в совершенно ненормальных условиях: в бедности, опасности. И что для нас важно, решил ехать снимать в Украине, а не в Сирию, и хорошо, чтобы такие люди к нам больше приезжали. Также Симон рассказывал, что об Украине он тогда ничего не знал, не интересовался ситуацией, не исследовал Майдан, войну, и что обо всем узнавал уже во время съемок.

Режиссер фильма Симон Леренг Вильмонт
Режиссер фильма Симон Леренг Вильмонт / Фото: @ Пресс-служба фильма

Как вы с ним познакомились?

Азад: Кто-то написал в закрытой группе, что ищут ассистента для датского журналиста и я откликнулся. Мы встретились, поехали вместе в Украину, ему понравилось и он предложил мне с ним работать. И потом на восток мы ездили уже вдвоем, без продюсера, фотографа, как он ездит обычно, никто не хотел ехать в очень опасные условия. Вы можете себе представить, как страшно европейцам ехать туда, где идет война - Симон сделал на самом деле огромный шаг: мы ездили на фронт, на передовую, на линию разграничения, попадали под обстрелы. Мне очень понравилось, что он не испугался и продолжал снимать.

Ельвина, а как вы познакомились с режиссером?

Эльвина Сеитбуллаева: С режиссером меня познакомил Азад Сафаров, который рассказал, что они ищут героя для фильма - мальчика 11 лет. К тому времени я уже была знакома с Олегом (главным героем фильма. - Прим. Ред.). Я встретила его во время работы на одном из центральных каналов, освещала войну на востоке в селе Гнутово и мы попали под обстрел. Ищем, где спрятаться, на улице никого и тут из дома выходит ребенок и зовет: «Бегите к нам, мы вас спасем!» Мы укрылись с ним и его бабушкой в подвале.

Главный герой фильма Олег
Главный герой фильма Олег / Фото: @ Пресс-служба фильма

То есть он вас спас?

Эльвина: Да, спас. Мы где-то с час просидели в подвале, общались с Олегом и его бабушкой. Я тогда поняла, что он отличается от других детей. Он очень переживал за нас, бабушку, всех. К тому времени ему было девять лет. Я рассказала Азаду об Олеге.

Азад: А я показал сюжет Эльвины режиссеру, и тот сразу сказал: «Едем к нему». Мы приехали, пообщались, и сразу поняли, что вот он наш герой.

Но героев двое - Олег и Ярик!

Азад: На самом деле героев трое - еще бабушка. Центр внимания во время съемок постоянно переходил от Олега к бабушке. И куда бы мы с фильмом не ездили, все говорили: «Почему нет номинации Лучшая бабушка в мире? Потому что наша бабушка настолько крутая, настолько психологически подкованный в общении с детьми. И вы правильно говорите: в фильме еще Ярик, бабушка, а также друг Костя, с которым Олег ведет себя совсем иначе, чем с бабушкой. Фильм повествует не об одном герое, а раскрывает отношения героев и показывает их поддержку друг друга.

Кадр из фильма
Кадр из фильма / Фото: @imdb

Дети все равно остаются детьми, они хотят играть несмотря на то, что вокруг идет война, которая стала для них обычной жизнью.

Азад: Мы были очень удивлены, когда увидели, какие у них игрушки. Ребята собирали осколки от бомб, пули... Они ведут между собой совсем другие разговоры. Мы даже не спрашивали их о войне, они сами рассказывали: куда сегодня стреляли, что стреляло, как стреляли. И они нам объясняли: если там свист, надо бежать туда. То есть с одной стороны они обычные дети. С другой - они совсем другие дети, как говорит Эльвина, у них восприятие жизни совсем другое, в свои девять-десять лет, а они общаются с тобой так, будто им 18.

Объясните пожалуйста название фильма Лай собак вдалеке?

Азад: У режиссера очень поэтическое объяснение. По лаю собак вдалеке всегда можно понять, что очень близко опасность. Так собаки предупреждают военных, когда начинаются обстрелы, когда кто-то незнакомый проходит мимо. И жизнь вблизи опасности - это и есть жизнь Олега и его бабушки.

Как удалось уговорить героев сниматься?

Азад: На самом деле, нам уже потом рассказывали, что когда мы в первый раз приехали, селом поползли слухи, что «приехали иностранцы, чтобы похитить наших детей». Представьте себе, два небритых мужчин ходят по району и расспрашивают о детях. Поэтому не все соглашались, некоторые боялись. Вокруг война, они закрытые, им трудно. И нам повезло, что бабушка оказалась очень открытой. Сначала она ходила за нами, когда мы снимали детей на улице. Ну, кто сразу же доверит ребенка незнакомым людям ?! А потом уже после второй или третьей съемки успокоилась. Мы вели себя открыто: садились с ними есть, даже ночевали в них, чтобы поснимать стрельбу ночью. Мы с ними шутили, играли с детьми, и это помогло нам убрать стену между нами и сделать так, чтобы они не боялись и не стеснялись камеры. Вы заметите, что они совершенно не обращают внимания на камеру. А бабушка, только после того, как мы показали ей, какая она красивая в кадре, сказала: «Ладно, снимайте».

Кадр из фильма
Кадр из фильма / Фото: @ Пресс-служба фильма

Эльвина: Бабушка действительно не сразу согласилась сниматься. Она очень переживала. Еще до начала съемок я ей говорила: «Александра Николаевна, не переживайте, все будет очень хорошо. Азад - друг, он ничего плохого не хочет. Благодаря вашей истории об Украине узнают все, и это самое главное. И вы станете известной». В фильме все так, как и в жизни. И перед камерой она ведет себя так, как в жизни.

Азад: А еще бабушка сказала, что она официально нас усыновила - меня и режиссера. (Смеется.)

Насколько режиссер воспринял другую реальность: не европейской и даже не столичную украинскую, а реальность фронта?

Азад: Когда мы только начинали снимать, и где-то на расстоянии десяти километров что-то стреляло, он приседал и говорил: «А почему все ходят по улицам?» То есть люди вели обычную жизнь, ходили на рынок. Он не понимал, что все привыкли. Прошло буквально две-три недели, и он уже меня спрашивал: «Почему мы не едем на фронт? А почему так тихо? Что случилось?» То есть и он успел привыкнуть. Это плохо на самом деле, что люди привыкают. Более того, Симон хочет снимать второй фильм на Донбассе, и мы уже готовимся к съемкам.

И тоже о детях?

Азад: Да, он снимает фильмы только о детях. Это его жанр. Симон не испугался. А еще он очень удивлен тем, какие гостеприимные люди даже на линии фронта. Он рассказывал, что в Японии, где он снимал, его герои для него были не столь близкими и открытыми, как в Украине. Наши люди стали для него огромным шоком и сюрпризом. Если мы задерживались и не приезжали, все спрашивали бабушку, когда мы приедем. Все знали его имя. Продавщица спрашивала: «Где тот Симон?» Всюду, куда мы заходили, нам говорили: «Садитесь с нами, поешьте». И так нас сначала боялись, а потом через некоторое время с нами все подружились, и его это очень-очень удивляло.

Кадр из фильма
Кадр из фильма / Фото: @imdb

Сначала вы собирались снимать короткометражку, а потом оказалось, что материала много, и решили делать 90 минут.

Азад: Не совсем так. Когда Датский, Шведский и Финский институты кино пересматривали первый отснятый материал, они предложили увеличить хронометраж до 30 минут, затем до 40, а затем до формата полнометражного кино, когда увидели, какая ситуация в регионе, где мы снимаем, посмотрели на героев. Кроме того готовится еще детская версия. Фильм получился очень крутым, но в таком виде его нельзя показывать детям из-за жестких европейских норм. Фильм переделают под детский формат: добавят видео, уберут видео обстрелов. Он будет называться Война Олега.

В документальном кино оператор и режиссер не могут влиять на действия актеров. Расскажите об эпизоде с пневматическим пистолетом и о ранении Олега?

Азад: Во время съемок были такие случаи, что я вам честно скажу, когда мы снимали в траншеях на передовой, это было бы для меня и Симона менее опасно, чем когда дети играли. Когда дети играли, я стоял за Симоном, хватался за голову, потому что они стреляли из пневматического оружия...

Кадр из фильма
Кадр из фильма / Фото: @ Пресс-служба фильма

Где они ее взяли?

Азад: Принес друг Кости, мы обещали не называть его имени. Но потом, к счастью, оружие исчезло. Костя в фильме рассказывает, как на восьмое марта ему кто-то выстрелил с этого оружия в лоб, и у него даже шрам остался. Поэтому перед каждой съемкой я сажал их и говорил: «Да, мы не можем вмешиваться, но вы мне обещаете, что вы не наставляли оружие друг на друга, не будете стрелять по воробьям и все такое». Но даже не это было страшно. Страшнее было, когда они бросались в бутылки камни или стреляли в них из рогатки, или просто бутылки бросали и Ярик бегал прямо под этими «обстрелами». И ты не знаешь, как их убрать, а режиссер считает, что вмешиваться неправильно, потому что мы все в детстве такое делали. И если мы вмешаемся, то это уже будет не документалка, а наигранное. Слава Богу, обошлось. А на следующее утро, после того, как Олег поранился, он спросил у Кости, стоит ли пистолет на предохранителе. Это было смешно очень, когда ребенок знает даже такие вещи.

Он сам поранился?

Азад: Да, конечно, сам. И когда мы принесли Олега в дом, то у всех мелькнула одна мысль: «Кого первого сейчас ударит бабушка: режиссера, меня или Костю, который стрелял из пистолета». Но она настолько психологически подкована. Я и все остальные ее потом спрашивали: «Это невозможно, вы так спокойно реагируете, как так?» На что она ответила: «Если бы я показала свой страх, он бы запаниковал, потерял бы сознание и все такое. А я уже научена, знаю, что надо держать себя в руках». Мы повезли Олега в больницу, выяснилось, что все в порядке, и только тогда она дала себе волю. Но в тот момент пока мы снимали были очень поражены, насколько она умеет себя держать в руках. Моя бы мама уже паниковала, кричала: «Что ты наделал?!» и тому подобное.

Александра Николаевна в таком мире живет, что как раз паниковать не нужно.

Эльвина: Она уже давно живет в Гнутово, еще в молодости там работала. Они живут в крайнем селе, на крайней улице, а в нескольких километрах уже территория, оккупированная Россией. И хотя это неправильно, но к войне Александра Николаевна привыкла. Война стала ее повседневной жизнью. Она ее психологически закалила. В фильме бабушка рассказывает, что, когда ночью стреляют, она моет пол. Дети спрашивают: «Бабушка, что вы делаете?» А она отвечает: «Но пока стреляют, я хоть помою». Она так себя ведет, чтобы не напугать детей: «Если я покажу, что боюсь, что тогда будет с детьми?». Она говорит, что в 2014-2015 годах были страшные обстрелы, и хотя сейчас стреляют меньше, тишина ее тоже пугает. Потому что не знаешь, когда снова начнут.

Кадр из фильма
Кадр из фильма / Фото: @ Пресс-служба фильма

Премьера фильма состоялась в Амстердаме. Как в Европе восприняли фильм?

Азад: Я был на этой премьере. Рядом со мной сидела с одной стороны пожилая дама, с другой - молодая девочка, и я по их реакции судил о реакции зрителей. Они нормально воспринимали: плакали, смеялись. Европейские зрители были поражены, что такое происходит в Украине. Прошло почти пять лет с начала войны, а после показа в Нью-Йорке люди выходили из зала и говорили: «А мы не знали, что там такое происходит. Спасибо, что вы показали это. Пойдем в Интернет и почитаем больше». С одной стороны очень странно, что о наших событиях кто-то может еще не знать, с другой стороны, не все же украинцы знают, что происходит в Сирии и других странах. Поэтому очень круто, что благодаря таким фильмам привлекается внимание к событиям, и хотя бы 10% людей пойдут домой и прочитают больше. Реакция на фильм очень теплая. Люди понимают, что происходит. А на премьере в Амстердаме одна женщина, выбирая фильм в номинации Приз зрительских симпатий, заявила: «Я вам поставлю единицу за то, что позволили убить лягушку».

Как Александра Николаевна и Олег попали в Нью-Йорк?

Азад: Александра Николаевна очень хотела в Нью-Йорк. Кстати за три часа до поезда, она упала и подвернула ногу, но пообещала: «Я буду ползти к вокзалу, но я поеду». Для нее это была сказка, как и для Олега. Представьте себе, человеку 55 лет, а она по сути нигде, кроме Мариуполя и родственников в России, не была, и вот она впервые садится в самолет, впервые летит через океан. И так же Олег. Они отвечали на вопросы после показов очень откровенно и спокойно. Мы были очень удивлены. А Олег вышел из аэропорта и говорит: «Где журналисты? Я готов отвечать на вопросы».


Звездная болезнь?

Азад: Кстати, у Олега как раз звездной болезни нет, он ничего не боится: «Я готов». Но что удивительно, что когда их спрашивали «Хотите ли вы остаться?» Они отвечали «Нет». Говорили, что «Мы скучаем по дому. Да, мы знаем, что там стреляют, там плохо, но мы хотим домой». У Олега спросили: «Чем отличается Нью-Йорк от вашего Гнутово?» А он ответил: «У вас ночи тихие». На что все начали смеяться, потому что Нью-Йорк и тихо - такого не может быть. На что Олег сказал: «У вас не стреляют». И в зале воцарилась тишина, потому что было понятно, что он имеет в виду. Я думаю, что эта поездка была очень важной и для нас, и для них. И бабушка сейчас говорит: «Я хочу, чтобы Олег выучил английский, чтобы он учился, работал, становился на ноги, а не только сидел в этом селе».

Кадр из фильма
Кадр из фильма / Фото: @imdb


Как в Гнутово восприняли возвращение Олега?

Эльвина: Он учится в школе. Бабушка рассказывала, что очень хорошо к нему относится и директор школы, и учителя, и дети. А Олег говорил еще когда мы общались в Нью-Йорке: «Я такой же, как был до поездки, я простой Олег, друг для всех». Олег говорит, что у него состоялась лишь одно изменение: раньше у него была одна подруга, а сейчас - пять. (Смеется.)

Люди, которые ездят на восток, пытаются что-то привезти, чем-то угостить тех, кто там живет. Делал ли это Симон?

Азад: Да мы приезжали не с пустыми руками, пытались привозить какие-то подарки. Однако мы с самого начала предупредили семью, снимаем некоммерческий проект, и поэтому денег не будет. Кстати, в селе все бабушке говорили: «Тебе за это не платят, чего ты снимаешься?». Она говорила: «Я хочу, чтобы мою историю рассказали, моего ребенка показали». И, зная, что они за это не получат денег, они все равно снимались. Но мы, конечно, приезжали с подарками. И они, кстати, нас тоже удивили, подарив шарфы и шапки. Неловко было, ведь эти люди живут в нужде, у них немного денег. Но это был постоянный обмен подарками.

Читайте все новости о церемонии Оскар 2019 в спецтеме НВ Style

Смотреть полное интервью:

Спецвыпуск НВ Style

В гостях у Роберта Гулиева

Знаменитый украинский винодел устраивает экскурсию по своему дому на берегу моря в Одессе, показывает сад, созданный парковым архитектором Берлускони, раскрывает тонкости собственного бизнеса и угощает превосходным шардоне 2016 года из личного винного погреба

Читать журнал