Мы много потеряли в работе со зрителем. Гендиректор Молодости Андрей Халпахчи об эволюции фестиваля и украинского кино

27 мая, 22:31
Цей матеріал також доступний українською
Мы много потеряли в работе со зрителем. Гендиректор Молодости Андрей Халпахчи об эволюции фестиваля и украинского кино - фото

Molodist Kyiv International Film Festival / Facebook

Андрей Халпахчи

В субботу, 25 мая, открылся 48-й международный кинофестиваль Молодость. Его неизменный генеральный директор Андрей Халпахчи накануне фестиваля посетил Радио НВ.

В этом году фильмом открытия Молодости стала реставрированная версия классической голливудской комедии В джазе только девушки, которая в этом году празднует 60-летие, — Некоторые любят погорячее. А закроет фестиваль фильм, премьера которого только отгремела в Каннах — байопик Рокетмен об Элтоне Джоне.

В этом году фестиваль получил более две тысячи заявок на участие из почти ста стран мира. Из них 495 кинолент претендовали на включение в международный конкурс полнометражных фильмов, 768 — в короткометражный и 433 — в студенческий конкурс. За право принять участие в Национальном конкурсе соревновались более 200 украинских короткометражных картин. Из отобранных фильмов было сформировано четыре конкурсные и девять внеконкурсных программ.

В программе Бешеные псы на Радио НВ Андрей Халпахчи рассказал о том, как Молодость превратилась из смотра студенческих работ в международный фестиваль, о решении перенести даты проведения КМКФ и эволюции украинского зрителя.

Об эволюции Молодости

Мы пришли на фестиваль из нашего киноклуба Диалог, когда тот уже не был смотром студенческих лент, но был смотром бывших республик Советского Союза. Уже существовала формула не только студенческое кино, но и первые полные метры, и тогда очень многие режиссеры заявили о себе из Прибалтики, из Казахстана, из Грузии, безусловно, из России. Ну, и украинские режиссеры: Иван Миколайчук дебютировал на кинофестивале Молодость и получил свой первый приз. Но тогда он еще не был международным. В 1989 году мы пришли в качестве консультантов на фестиваль, чтобы создать его как международный.

[Мы привозили] то, что было запрещено в Советском Союзе. Это была огромная полная ретроспектива Висконти, полная ретроспектива Пазолини, это была вся немецкая волна — Фассбиндер, Вернер, Герцог, Крюгер, французская новая волна — ретроспектива Трюффо, Годара.

О решении перенести даты фестиваля

Когда фестиваль начинался, а начинался он как смотр студенческих фильмов Киевского института Карпенко-Карого, он проходил весной. А уже когда стал международным фестивалем, начал свою историю именно в октябре. И действительно это было привычное время, лучшее для бокс-офиса. Это время, когда лучше ходят в кинотеатры. Но каждый фестиваль требует каких-либо изменений. Берлинский фестиваль, Каннский фестиваль, Венецианский фестиваль, они пересекались где-то, и поэтому меняли свое время существования.

На самом деле мы должны были согласовать это с другими фестивалями, позволят ли они нам изменить сроки. Мы занимались этим в течение двух лет. Почему именно это время? В последние годы мы более плодотворно стали работать с городом. Для Киева существует серьезная проблема, как увеличить туризм в нашем очень красивом городе. И когда мы разговаривали с местными властями, возникло такое предложение — а не изменить ли срок фестиваля под каштаны, под всю красоту, которая есть в весеннее и летнее время. Кроме того, что меня больше всего заинтересовало, это использование площадки под открытым небом. Когда я впервые попал в Локарно — просто фантастически, когда люди вечером могут смотреть кино под открытым небом, на площади Гранда.

И это мы опробовали в прошлом году, и уже перешли на это время. А наша площадка под открытым небом — это Почтовая площадь. Это очень красивое место, видишь Днепр, и очень приятно смотреть кино в такой комфортной атмосфере.

О сокращении зрительского потенциала

Каждый год несколько сокращается зрительский потенциал. Это проблема не фестиваля, не фильмов, а проблема нашего зрителя, скажем откровенно. Я всегда привожу пример: был такой фильм Елена Андрея Звягинцева, который путешествовал по Европе очень успешно. Например, в Польше он собрал больше бокс-офис, чем во всей России. И тогда продюсер Александр Роднянский, когда его спросили, почему во Франции такой успех, а у нас нет, сказал: «Потому что мы у нас нет французского зрителя».

Мы многое потеряли в работе со зрителем. Эту работу сейчас начинает фактически Государственное агентство по вопросам кино. Зритель не подготовлен сегодня, он приходит методом втыка, он приходит в кинотеатр и смотрит на подходящие ему сеансы, и прикидывает, будет ли это ему интересно.

Сегодня нет полноценных изданий о кино. В Польше существуют ежемесячные издания — журнал Кино, журнал Экран и еще несколько изданий популярных, на обложке есть звезды мировые и свои национальные. В Украине этой системы нет: нет достаточного количества развлекательных и серьезных программ о кино на телевидении, их мало на радио. И почти не существуют киноклубы.

Если вы откроете рекламную страницу кинотеатров Парижа, увидите, что, по крайней мере, 26 новых фильмов каждую неделю выходят на экраны. Не все они идут, как Мстители, полными экранами. Тоже надо найти кинотеатр, где его посмотреть. В Варшаве примерно получается 12 фильмов, а у нас максимум пять, это очень ограниченный репертуар. И зритель сегодня не знает кино.

О российском кино на Молодости

Сегодня, во-первых, не все российские фильмы запрещены, некоторые российские фильмы демонстрируются на наших экранах. Но есть еще и другой вопрос. Мы не берем сейчас российские фильмы на фестиваль и даже не берем иностранные фильмы, которые принадлежат российским дистрибьюторам, потому что тогда мы должны платить деньги, отсылать в Россию, а это, извините, к сожалению, идет и на войну, на агрессию против Украины. Поэтому это абсолютно нормальное явление.

Я думаю, что со временем, когда, дай Бог, закончится все это русское «мракобесие», российские фильмы вернутся на украинские экраны. Но, безусловно, я не хочу сегодня имперских фильмов, я не хочу сегодня лозунгов путинской системы о единой и великой России.

О том, что происходит в украинском кино

Во-первых, в украинском кино происходит все гораздо лучше, чем во всей стране. Украинское кино в последние годы сделало какой колоссальный скачок и интегрировалось в мировой процесс… Вот, вы знаете, существует Золота дзиґа. На самом деле, эту премию начали мы, только она у нас называлась Арсенал. Мы вручали ее во время кинофестиваля Молодость еще в Доме кино. Была только одна награда за лучший украинский фильм года. Первый год было семь фильмов, второй — пять, потом было три фильма, последний приз получила Елена Демьяненко за свой фильм Две Юлии, в следующем году был один фильм, не было из чего выбирать. И эта премия у нас тогда умерла. Потому что был страшный кризис украинского кино, действительно был один полнометражный фильм в год. Сейчас снимается более 30 фильмов в год, и не только с государственной поддержкой, но и есть некоторые независимые фильмы. Поэтому во-первых, возросло количество. Безусловно, когда появляется количество, появляется и качество. Мы организовали первый украинский павильон на Каннском фестивале в 2008 году, и тогда для нас была проблема. Мы с завистью смотрели: вот венгры, поляки, есть их фильмы в главной программе. А уже в последние годы мы украинские фильмы в главных программах Канн.

Если вы посмотрите на сайте Госкино, увидите, что за последний год почти на всех престижных фестивалях — крупнейшем фестивале короткого метра в Клермон-Ферране, в Венеции, и в Сан-Себастьяне — везде есть украинское кино сегодня. Увеличивается бокс-офис украинского кино. Наконец, и зритель интересуется уже украинскими фильмами. Да, они разные: есть неудачные фильмы, есть, с моей точки зрения, режиссеры, которым надо запретить заниматься этой профессией.

Увеличение интереса к украинскому кино украинских зрителей есть по разным причинам. Во-первых, патриотизм, который растет у большей части украинского общества. Поэтому идут смотреть, например, такой неудачный, с моей точки зрения, фильм как Круты. Но все же его смотрят, потому что это тема историческая, интересная для сегодняшней Украины. Кроме того, безусловно возросло качество. Если Круты — неудачный фильм, то есть много удачных фильмов украинских. Ждем такие фильмы, как Захар Беркут, как фильм Санина Довбуш. Мне интересно, как отреагирует украинский народ на эти фильмы.

Следите за самыми интересными новостями из раздела НВ STYLE в Facebook

Журнал НВ (№ 21)

Парламентские списки

Благодаря двум новым политсилам парламент ждет беспрецедентное в истории Украины обновление

Читать журнал