Я живу одним днем и делаю то, что хочется именно сейчас. Завтрак с художником Романом Мининым

2 апреля, 21:23 687
Цей матеріал також доступний українською
Я живу одним днем и делаю то, что хочется именно сейчас. Завтрак с художником Романом Мининым - фото

НВ

Самый успешный молодой художник страны утверждает, что когда‑то его родной Донбасс был советским Дубаем, мечтает о своем первом долларовом миллионе и ест морковный торт.

Ч то же я хочу? - негромко бурчит себе под нос художник Роман Минин, склонившись над меню в кафе Мята в спальном районе столицы.

За окном дождливое утро, и Минин, привыкший к ночному образу жизни, признается, что еще не проснулся.

— Может, кофе? - предлагаю я.

— Нет, я от него засыпаю, - вздыхает Минин. - Лучше чай с имбирем.

36‑летний Минин - самый дорогой молодой художник Украины и один из самых продаваемых. В последние годы цены на его полотна резко взмыли ввысь: если совсем недавно стоимость работы Минина не превышала $ 1,5 тыс., то сейчас он котируется минимум в четыре раза дороже.

За последние пять лет Минин устраивал показы за рубежом не меньше двух десятков раз в галереях Италии, Швейцарии, Норвегии, США, Австрии и Великобритании, в том числе венском музее Kunstlerhaus и лондонской Saatchi Gallery, где стремятся выставиться первостепенные арт-звезды современности.

Восемь раз его работы попадали на торги главных аукционов мира - Phillips и Sotheby’s, каждый раз находя покупателя. Самой удачной стала продажа панно Генератор донецкого метро. В июне 2015 года на торгах Sotheby’s в Лондоне оно ушло за $ 11,5 тыс. И хотя в сравнении с ценами на работы некоторых других его коллег, в том числе украинцев, эта цифра невелика, однако сам факт продаж на Sotheby’s специалисты считают достижением Минина.

В прошлом году на конкурсе Art Prize в городе Гранд-Рапидс в США его витраж Ковер обещаний попал в топ-25 из 1.500 представленных произведений, а затем и в большую политику. Работа так понравилась советникам Дональда Трампа, что находившийся в этом городе во время предвыборного турне будущий президент записал на ее фоне свое обращение к американцам.

Теперь Минин, интерес к которому растет сразу на двух континентах, в Киеве бывает лишь проездом. В этот раз он приехал на вручение интерьерной премии Art Space с тем, чтобы на следующее утро позавтракать с НВ и в тот же день отправиться дальше, на этот раз - на Донбасс.

Минин наконец завершает обзор меню.

— О, вот эта штука классная, - говорит он и останавливается на курином филе со шпинатом в сливочном соусе. А затем переводит взгляд на список десертов и выбирает еще морковный торт, который называет “вкусняшкой к чаю”.

Фото: НВ

С ебе я заказываю сырники со сметаной и капучино и спешу начать беседу: через час Минину в путь. Он едет в родной Мирноград (раньше - город Димитров) Донецкой области.

— Хочу сделать подарок городу, - говорит художник. - Расписать стену.

Для мурала Минин выбрал композицию, посвященную миру, - казаки, гуляющие с шахтерами на Донетчине.

Стрит-арт-наив - один из программных пунктов художника. Будучи организатором Харьковского фестиваля стрит-арта, Минин принимает участие во всех остальных отечественных фестивалях уличного искусства, а также проводит в этой области мастер-классы, в том числе за рубежом.

— У художника, который работает в общественном пространстве, степень ответственности выше, ведь его произведение увидят случайные люди, - объясняет Минин. - Азарт в том, чтобы создать что‑то этакое, уйти от ответственности в зоне ответственности.

И тут же признает, что стрит-арт пока едва ли не самый эффективный инструмент пиара для художника в Украине - машина здешнего шоу-бизнеса работает в основном с музыкантами, а изобразительное искусство игнорирует.

Впрочем, цену пиару на стенах Минин знает не понаслышке. Его мурал Гомер с Гомером (изображение на стене древнегреческого поэта, который, глядя в зеркало, видит там отражение анимационного Гомера Симпсона) понравился Бэнкси, британской звезде стрит-арта. Он решил использовать его на постерах, за что в итоге даже расплатился.

— До сих пор удивляюсь, как это работает, - явно кокетничает Минин. - Когда я говорю, что мою работу купил Бэнкси и она продается у него в магазине, это сразу повышает мой статус.

— В Димитрове тоже пиар? - подначиваю я.

— Нет, там я завершаю свой гештальт, - художник дает понять, что чувствует некие моральные обязательства перед своим городом.

Последний раз Минин бывал в родных краях девять лет назад - к тому же со скандалом. Тогда в Донецке он организовал выставку, которая закрылась через полчаса после открытия. “Шахтеры не пьют”, - такова была главная претензия к картинам Минина. Чиновники Донецкой обладминистрации собственноручно снимали картины со стен, обвиняя художника в том, что он порочит образ горняков.

Впрочем, эта история только добавила Минину популярности. Шахтерская тема, к которой он впервые обратился еще в 2004 году, стала для него пропуском в большое искусство.

— Чувствуете востребованность? - спрашиваю я.

— И да, и нет, - уклончиво отвечает Минин. - Я востребован как художник, чьи картины чего‑то стоят, а хотел бы быть востребованным как монументалист. Мне бы хотелось заниматься всю жизнь только этим - работать с большими плоскостями, крупными объектами, интересной архитектурой.

Фото: НВ

О фициант приносит еду, и после непродолжительной фотосессии мы продолжаем общение.

— Когда вы решили, что хотите стать художником?

— А я не хотел, - огорошивает Минин. - Просто все вокруг говорили: художник. И я не сопротивлялся.

Подростком он за деньги рисовал портреты друзей со двора и обменивал свои первые инсталляции - роботов, сконструированных из пачек сигарет, - на возможность поиграть на приставке. Единственное табу - он никогда не рисовал наколки, хотя спрос на них был нешуточным.

— Примерно треть моих дворовых ровесников отсидели сразу после школы или еще в старших классах, - рассказывает Минин о людях, среди которых провел юность. - Примерно 20% спились или скололись и умерли, 10% уехали в большие города, и 40% остались в Димитрове работать на шахтах.

Сегодня, по словам художника, в его небогатом городке появилась новая возможность зарабатывать - пойти на фронт. Теперь там жены уговаривают своих мужей: “Бросай шахту, иди на фронт”.

— А вы сами в шахтеры никогда не собирались? - спрашиваю я, расправляясь с сырниками.

— Одно время Донбасс можно было назвать советским Дубаем: уголь - рекой, как нефть, солидные доходы, но это все быстро закончилось, - говорит Минин. И тут же признается, что в подростковом возрасте был “пухлым очкариком”, далеким от шахтерского ремесла.

В 13 лет он начал рисовать картины, а в 14 они уже были на таком профессиональном уровне, что их отказывались принимать на детские конкурсы. Так Минин попал в список одаренных детей Донецкой области.

Уже на третьем курсе Харьковской академии искусства юное дарование зарабатывало деньги: сначала подрабатывал на стройках - сам штукатурил и расписывал стены, а затем сколотил бригаду и вскоре вел параллельно три объекта.

— И тут я понял, каков следующий шаг: становлюсь прорабом, Daewoo в кредит, и я, стоя в пробках с прижатым к уху телефоном, интересуюсь, как там дела на объекте № 6. Я увидел свой потолок.

Однако самое страшное для Минина виделось в другом - работа по заказу. Последней каплей стал заказчик, который сказал художнику, чтобы тот расписал его трехэтажный особняк так, чтобы впечатлить соседа.

— Я бросил все и подарил записную книжку с контактами клиентов своему конкуренту, - улыбается Минин.

Именно тогда он и переключился на шахтерскую тему, которая позже и сделала его знаменитым.

— Когда я занялся этим, все крутили пальцем у виска и говорили: зачем ты это делаешь, это никому не нужно, - вспоминает Минин. - Но я тогда понял, что это нужно мне. А вот сейчас тема дождалась своего часа, заинтересовав многих.

Уроженец Донбасса Роман Минин позирует на фоне своей картины План побега из Донецкой области. Шахтерская тема остается главной в творчестве художника
Уроженец Донбасса Роман Минин позирует на фоне своей картины План побега из Донецкой области. Шахтерская тема остается главной в творчестве художника / Фото: PinchukArtCentre

П ервым покупателем его шахтерских картин стал телеведущий и галерист Антон Мухарский. Он приезжал в мастерскую трижды, пока художник согласился на сделку. Со временем в коллекции Мухарского оказалось четыре десятка “шахтерских” работ.

— Друзья меня отговаривали: мол, не спеши продавать, не надо разбрасываться своими картинами, - вспоминает Минин. - Но я живу одним днем и делаю то, что хочется именно сейчас. Я импульсивный человек - могу даже продать невыгодно, лишь бы сейчас получить деньги.

Дела художника пошли лучше, когда продвижением его работ занялся арт-дилер Игорь Абрамович, которого называют лучшим в своей сфере.

— То, что он появился в моей жизни, это просто чудо, - отрываясь от еды, говорит Минин. - Что бы я без него делал? Те эскизы монументальных панно, которые я сейчас делаю, мы воплощаем в картинах, они продаются, и у меня есть деньги на все необходимое, на мастерскую и нужные гаджеты.

Свой фирменный стиль Минин тоже нашел не сразу - только к 2011 году и почти случайно. Распечатав на картоне несколько одинаковых картинок, художник ненароком на них наступил. Из трех две сломались.

— Печать на картоне очень дорогая, и мне стало так жалко и обидно, что я подумал: вырежу те моменты, которые не помялись, и приклею на уцелевшую картинку. Когда сделал - увидел, что графика ожила. С тех пор я рисую картины по 4–5 слоев. Вообще, у меня картины в стиле наив, но если применить к нему “народное 3D”, получается прикольно.

Главное для художника, по его мнению, - это умение играть образами, смыслами, цветом, формой и - обязательно - быть успешным.

— Когда художник начинает кричать, что ему деньги не нужны, значит, ему нужна власть. Я скажу откровенно: мне нужны деньги. Это моя свобода.

— Чем обусловлен спрос на художника? - спрашиваю я, допивая кофе. - Почему работы одного все хотят купить, а мимо другого проходят?

— Это зависит от того, насколько универсален художник, и, конечно, важен коммерческий успех, - поясняет Минин. - Люди любят успешных людей.

По своему обыкновению художник успех и творческие возможности меряет деньгами:

— Я, конечно, знаю, кто я и на что способен. И если бы у меня был $ 1 млн, завтра он был бы распределен между проектами. Я знаю, какие произведения искусства на эти деньги сделать, и есть человек, который знает, как это продать. 


Пять вопросов Роману Минину:

— Ваше самое большое достижение? 

— Я зарабатываю деньги тем, от чего получаю удовольствие.

— Самый большой провал?

— Моя речь на вручении интерьерной премии Art Space. Игорь Абрамович учредил собственную номинацию в рамках этой премии, а поскольку его сейчас нет в Киеве, он попросил меня ее вручить. Я приготовил длинную классную речь, выхожу на сцену - и как отрезало, перед глазами белый лист.

— На чем вы передвигаетесь по городу?

— Пешком.

— Последняя прочитанная книга, которая вас впечатлила?

— Их две. Йохан Хейзинга Человек играющий и Марк Сидоний Фалкс Как управлять рабами. Очень рекомендую.   

— Кому бы вы не подали руки?

— Об этом человеке даже говорить не хочу.


Этот материал опубликован в №37 журнала Новое Время от 13 октября 2017 года

Подпишитесь на журнал НВ

Подписывайтесь на журнал НВ и читайте свежий номер прямо сейчас. Все подписчики также получают доступ к архивным выпускам журнала. Стоимость подписки на три месяца всего 59 гривен.

Подписаться и читать журнал