Дорога извивалась, как змея под кокаином. Мотопутешествие украинцев по Европе

7 июня, 12:23
Спецпроект
Цей матеріал також доступний українською
Дорога извивалась, как змея под кокаином. Мотопутешествие украинцев по Европе - фото

Предоставлено участниками путешествия

Совместный проект НВ и мастерской HardRide — это путешествие в стиле роуд-муви: украинские мотоциклисты, пересекающие всю Европу.

В течение 12 дней в режиме реального времени НВ публикует заметки с полей: о съемках фильма в дороге и о самом путешествии. Журналист Татьяна Кисельчук документирует для НВ все приключения.

Дождь стоял стеной. У Калюха разлезлись бахилы из агроволокна, но он их кастомизировал — перемотал изолентой. Из-за дождя его мотоцикл заглох намертво. К слову, за два дня, поочередно мотоциклы глохли 14 раз.

13 раз парни их ремонтировали, но не сейчас. Мы совершили рокировку: поставили байк Калюха в машину, предварительно вытащив мотоциклы Оли и Саши. В мотель мы приехали поздно ночью.

Утром ливень не прекратился. Теперь в машине ехали мы с оператором Ильей и Калюхом, чей байк покоился в багажнике. Оля, Саша, Вова и Антон мчали на своих мотоциклах.

В машине я подолгу еду в наушниках, время от времени снимаю их, чтобы послушать чужие диалоги. В этот раз я ворвалась в разгар:

— За кого ты топишь? — яростно спрашивал Калюх.

Илья нервно думал. «Опять Зеленский-Порошенко» — вздохнула я.

— Ну, если вот так, если только из них, если нет альтернативы…

— Да, выбирай! — давил Калюх.

— Тогда, — осторожно ответил Илья, — за Одина.

Оказалось, что спор был «кто круче: скандинавский бог Один или Иисус». Илья был за Одина, я — за Иисуса.

Фото: Предоставлено участниками путешествия

Дождь утихомирился. Мокрые дороги блестели от дождя, солнечные лучи пробивались сквозь крупные листья, и над асфальтом подымался туман. За окном проносились остроугольные башенки, отары овец, старые низкие черепичные домики, поросшие плющом. Румыны в широкополых шляпах подметали на улицах. Глазные яблоки у них кажутся блестяще белыми на фоне темной кожи.

— В детстве я тоже верил в Бога, я даже Робику письмо написал, — сказал Калюх.

— А кто такой Робик? — спросил Илья.

— Персонаж из мультика «Суперкнига», там трое малых гоняли на летающем доме во времена Христа, и с ними был робот по имени Робик, — объяснила я Илье, и спросила Калюха, — Почему ты перестал верить в Бога?

— Та как. Бабка мне говорила, что Бог всегда помогает. А я в детстве проверял. Шапку потерял, говорю «Боже, помоги найти шапку».

— И что?

— Что-что, шапка не нашлась.

В кемпинг мы приехали на закате. Оля восторженно слезла с мотоцикла, она впервые ехала так долго, впервые ехала в горах и впервые ехала по серпантину. Глаза у нее светились, а спина болела. Спина болела у всех.

Кемпинг De Oude Wilg, в котором мы остановились, находится вблизи города Фэгэраш. Он стоит 5 $ на чел за сутки. В кемпинге есть несколько домиков с душем, уборной, кухней. Вай-фай здесь тоже есть. Нашими соседями были трейлеры и группы байкеров.

Мы расставили палатки и поужинали консервами и фасолью. Я слушала музыку Горана Бреговича, композитора Кустурицы, и второй раз ворвалась в диалог, когда Илья и Калюх обсуждали Колыму.

Фото: Предоставлено участниками путешествия

— Дудь снял фильм про Колыму, — вел Илья, — потому что молодое поколение не знает ничего…

— Лет тебе сколько? — перебил его Калюх.

— 27 — кротко сказал Илья.

— Вот, а ты даже не знаешь, кто такой Робик!

Наконец-то утро было солнечным. Калюх сварил кофе на горелке и мы отправились на разведку на Трансфэгэрашское шоссе, которое называют «дорогой в ад». У нас не хватало седьмого шлема, поэтому Илье пришлось остаться в кемпинге. Он мне вручил экшн-камеру и приказал снимать. «Куда снимать, я даже просто ехать боюсь», — подумала я, но из вежливости взяла камеру.

Мы легко проехали небольшую деревушку, затем дорога стала извиваться, как змея под кокаином. Направо, налево, направо, налево. Cнова пошел дождь. Вова так круто поворачивал, что, кажется, я коленями собирала капли с асфальта. Одной рукой я крепко его обняла, второй достала камеру и стала снимать. Случилось чудо: пока я снимала — я забывала бояться. Вова говорит, что мы поворачивали на скорости 100 км, а ехали 150 км. Было весело и потрясающе красиво, пока мы не поднялись совсем высоко: дорога стала узкой, ограждения закончились, и под нами разверзлась бездна. Хорошо, что я присмотрела себе кладбище возле часовни, когда мы проезжали деревню.

Сильный ветер и дождь сменились снегом. На дороге был гололед, по обе стороны — высокие снежные сугробы. У меня не было перчаток, руки порядком замерзли, и я спрятала камеру.

Фото: Предоставлено участниками путешествия

И как только я прекратила снимать — я вспомнила, что надо бояться. Местный мужик стоял на склоне и сказал, что вызовет полицию, если мы отсюда не уберемся. «Рада стараться», — подумала я. Но это было лукавство. Кажется, я поняла, почему ребята так любят ездить на мотоциклах. Не существует больше ничего, кроме здесь и сейчас.

Когда я спросила у парней, зачем они отправились в это путешествие, все как один ответили «Приключения!», а Антон добавил: «Я будто проживаю еще одну жизнь», — и оказался чертовски прав. Пускаясь в это путешествие, я хотела почистить голову. Первый шаг сделан. Ливни, ожидание, усталость. Дорога сложная, но это путь надежд.

Журнал НВ (№ 21)

Парламентские списки

Благодаря двум новым политсилам парламент ждет беспрецедентное в истории Украины обновление

Читать журнал