Горная болезнь. Восхождения на Эверест превратились в многомиллионную индустрию

13 июня, 09:00
Цей матеріал також доступний українською
Горная болезнь. Восхождения на Эверест превратились в многомиллионную индустрию - фото

REUTERS/Navesh Chitrakar/File Photo

Число желающих покорить Эверест продолжит расти

Каждую весну сотни профессиональных альпинистов и влюбленных в горы смельчаков выкладывают кругленькие суммы за возможность с риском для жизни покорить Эверест. Число восхождений на самую высокую вершину мира резко идет в рост, превращаясь в многомиллионную индустрию.

По данным Himalayan Database, специализированного непальского ресурса, который регулярно обновляет группа журналистов-энтузиастов, сегодня вершины Эвереста достигают вдвое больше альпинистов, чем десять лет назад. Если в 2002 году хроникеры зафиксировали 155 покорений, то в 2017‑м — уже 648, а в 2018‑м — рекордные 802.

Всего же с момента первого восхождения на вершину в 1953 году побывать в самой высокой точке планеты удалось более чем 5 тыс. смельчаков, в том числе 25 украинцам и троим украинкам. Последними 23 мая 2019 года поднялись на вершину двое украинцев под руководством трехкратного покорителя Эвереста харьковчанина Валентина Сипавина.

«Даже те, кто ничего не смыслит в горах и альпинизме, знают об Эвересте и проникаются благоговением к тем, кто побывал на его вершине», — поясняет популярность гималайского пика немецкий журналист и альпинист Стефан Нестлер.

К тому же восхождения на Эверест стали безопаснее и доступнее благодаря использованию стандартных маршрутов и усиленному сопровождению, уточняет американский альпинист и писатель Алан Арнетт, который покорил главный пик мира в 2011 году. Именно это привлекает сюда все больше людей, особенно из Китая и Индии.

Фото: НВ

Сегодня любой желающий, заплатив туроператору от $26 тыс. до $130 тыс., может попробовать свои силы в покорении гималайского пика высотой 8.848 м над уровнем моря. И несмотря на помощь профессиональных гидов и местных проводников из народности шерпов, восхождение на Эверест остается серьезным испытанием. Кроме финансовой состоятельности оно требует хорошей физической и психологической подготовки, а также осознания: на высоте рассчитывать на постороннюю помощь нельзя. «Если у тебя возникает проблема в зоне смерти [выше 8 тыс. м], другие проходят мимо, там каждый сам за себя», — подтверждает Дмитрий Семеренко, который в мае 2018‑го поднялся на Эверест.

Коэффициент смертности на Эвересте превышает 3%. Всего при восхождении погибли более 300 альпинистов, подсчитывают в Himalayan Database, и замерзшие тела многих из них так и остались на вершине.

Тем не менее, несмотря на смертельный риск и внушительную стоимость экспедиции, бизнес по организации восхождений продолжает развиваться. Для небогатого Непала, где четверть населения живет за чертой бедности, туризм стал ценным источником иностранной валюты, обеспечивая 7% ВВП и рабочие места. Особенно высокий доход приносит сопровождение экспедиций на Эверест, и их стоимость продолжает расти, отмечает Арнетт.

В мае, когда на горе устанавливается относительно теплая и наименее ветреная погода, стартует сезон восхождений, и между размещенными на маршруте четырьмя лагерями начинается интенсивное движение. Хотя к вершине проложено целых 17 маршрутов, большинство альпинистов пользуются двумя: одним со стороны Непала и другим со стороны Китая.

Прибыв в непальский Катманду либо тибетскую Лхасу, они проходят обряд пуджа, обращаясь к богам с просьбой пустить их на гору, и отправляются в базовый лагерь. Здесь альпинистов ждет месяц тренировочных восхождений и акклиматизации, и только потом штурм вершины.

Быт в самом базовом лагере обустроен, здесь есть даже собственная пекарня. Во втором, куда еще могут летать вертолеты, в рацион входит мясо, а туалет организован в палатке. А вот в первом и третьем лагерях из еды — только продукты быстрого приготовления и никаких удобств. «В четвертом лагере около 8 тыс. м [над уровнем моря] все равно, какая еда, потому что есть не хочется: горная болезнь убивает любой аппетит», — вспоминает Семеренко.

Фото: REUTERS/Phurba Tenjing Sherpa

Коммерциализация восхождений на Эверест началась в 1990 году, когда компания Adventure Consultants сопроводила на вершину первых четырех клиентов. Сегодня цены на участие в экспедиции колеблются от $26 тыс. до $130 тыс. в зависимости от набора сервисов, включенных в турпакет.

Например, американский тур­оператор Alpenglow Expeditions организовывает восхождение с тибетской стороны Эвереста стоимостью $85 тыс. В эту сумму входит девять баллонов кислорода, сопровождение шерпов в соотношении трое на каждых двоих альпинистов и по одному гиду на троих. Среди дополнительных преимуществ — небольшой размер команды, что увеличивает мобильность в меняющихся обстоятельствах.

Более премиальный пакет — индивидуальное восхождение в сопровождении шерпа и инструктора стоимостью $118 тыс. предлагает другая американская компания — International Mountain Guides. Тогда как непальская Seven Summit Treks организовывает люксовые восхождения с тремя шерпами и инструктором за $130 тыс.

Такие компании конкурируют не ценой, а уровнем обслуживания, отмечает Арнетт. Тогда как средняя цена, по его данным, составляет $42,5 тыс. с непальской стороны и $43,9 тыс. — с тибетской.

Фото: REUTERS/File Photo

Есть на рынке и бюджетные предложения — например, украинский туроператор Клуб Тропа заявляет базовый пакет стоимостью $17 тыс., предполагающий максимально автономное восхождение для профессионалов: без помощи шерпов в подъеме продуктов, кислорода, снаряжения и в готовке.

Генетически адаптированные к высокогорью шерпы играют важную роль в любой экспедиции на Эверест. Они несут грузы альпинистов, обеспечивают их быт и прокладывают путь к вершине, закрепляя лестницы и перила.

За один сезон шерп-проводник может заработать от $2 тыс. до $10 тыс., что многократно превышает средний заработок непальцев. Например, простой рабочий, по данным неправительственной организации по борьбе с бедностью Oxfam, получает около 500 непальских рупий (менее $5) в день.

Согласно статистике Himalayan Database, за последние 15 лет к туристическим восхождениям приобщилось довольно много шерпов: если в 1992‑м на Эверест поднялось 65 альпинистов и 22 шерпа, то в 2017‑м соотношение составило уже 212 к 199.

В будущем число желающих покорить Эверест продолжит расти, прогнозируют эксперты. «Эверест станет еще многолюднее со стороны Непала и еще дороже со стороны Тибета, — предполагает Арнетт. — И каждый год здесь будут терять жизни от шести до восьми альпинистов».


Полную версию статьи читайте в журнале Новое время № 20 от 6 июня 2019 года.

Журнал НВ (№ 21)

Парламентские списки

Благодаря двум новым политсилам парламент ждет беспрецедентное в истории Украины обновление

Читать журнал